Большая разница: что помешает реинтеграции Донбасса

В последние семь лет Украина и «ЛДНР» стремительно менялись в противоположных направлениях. Это сильно затруднит их будущее воссоединение

Затянувшийся до неприличия Минский процесс однажды может выйти из тупика и достичь своей главной цели. Однако выполнение его пунктов о выборах, создании новых органов власти и структур, передаче участка границы является только первым шагом к возвращению восточного Донбасса (ОРДЛО) в состав Украины. Следующим должен стать процесс экономической, правовой, политической и культурной реинтеграции бывших «республик», и вот он обещает быть куда более сложным и напряженным! Если, конечно, он вообще возможен…

Почему они спорят?

Относительно Минских договоренностей в Украине существуют две основные точки зрения, к сожалению, слишком разные. Большинство простых украинцев считает, что они должны быть реализованы как можно скорее и без лишних капризных оговорок, потому что тогда, наконец, конфликт закончится и стрелять перестанут навсегда. Что будет дальше – для них уже не настолько важно: пусть люди сами решают – как им жить.

Однако для других политические принципы важны больше, чем мир – даже больше, чем целостность страны! Поэтому они против возвращения Донбасса «на любых условиях» и считают, что Минские соглашения должны быть пересмотрены в пользу Украины. И пусть сторонников этой точки зрения меньше, зато её разделяют национал-патриотические и прозападные политические силы (традиционно величающие себя «проукраинскими»), а главное, украинская власть, что и тормозит Минский процесс со стороны Киева. Непринятие этих пожеланий противоположной стороной в свою очередь также ведет к «зависанию» переговоров.

Но что это за настолько неприемлемые условия? Когда члены Контактной группы рассказывают о своих бесконечных (и бесплодных) спорах, то обычно всегда делают акценты на вопросах отвода сил, выборов и границы. Это следует понимать так: камнем преткновения является вопрос – кто и как будет реально контролировать всю территорию бывших «республик» в тот момент, когда там снова поднимут флаги Украины. Именно этот вопрос на сегодняшний день во многом является определяющим.

Почему так? Для кого-то просто принципиально важно, чьи именно силовики и правоохранители будут осуществлять этот контроль – киевские или местные. Но для других важно то, что этот контроль дает. А он дает возможность установить собственные правила дальнейшей реинтеграции Донбасса.

А кому-то контроль границ обеспечит шансы выиграть выборы или не пустить на них своих противников. Кому-то позволит устроить передел ресурсов, легального бизнеса и теневых схем, — или хотя бы принять участие в нём в числе первых. А ещё немало тех, для кого это важнее всего на свете потому, что от этого зависит – какие памятники будут стоять на площадях Донецка и Луганска и на каком языке там станут говорить кассиры супермаркетов.

«Два мира, два образа жизни»

Между тем, осуществить пожелания только одной или другой стороны будет весьма проблематично. Если они не достигнут компромисса уже сейчас (что пока выглядит маловероятным), то после реинтеграции придётся добиваться своей цели, только ломая оппонентов об колено и встречая отчаянное сопротивление.

За прошедшие со времени разделения семь лет Украина и «ЛДНР» сильно изменились, причём каждый в свою сторону, с каждым годом всё больше отдалившись друг от друга. Говоря языком советского агитпропа, теперь это «два мира, два образа жизни», только ни один не лучше другого – они просто разные. Восточному Донбассу будет трудно интегрироваться в Украину, подстраиваясь под её нынешние законы и правила, и Киеву – невозможно принять Донецк и Луганск такими, какие они есть сейчас.

Например, сразу после второго Майдана по Украине прокатилась волна сноса памятников Ленину и другим советским деятелем. Со временем размахивающие кувалдами «активисты» добрались и до полководцев Великой Отечественной! В «ЛДНР» же с памятниками не воевали, а донецкий Ильич даже стал одним из современных символов города.

С мая 2015 года в Украине проводится политика жесткой «декоммунизации»: переименованы улицы и города, уголовно наказуемо использование советской символики, коммунистическая идеология объявлена преступной (к удивлению европейских левых), запрещена деятельность компартии. В «ЛДНР», напротив, всё, связанное с Великой Отечественной, получило новую жизнь. Чтобы, теперь реинтегрироваться в украинское законодательство, там придется изуродовать немало обелисков! А как объяснить донецким школьникам, что красная звездочка на солдатской пилотке это «символика преступного режима»? Это будет так же сложно, как и убедить их в том, что Россия это «страна-агрессор».

Родным языком подавляющего большинство жителей «республик» является русский, он же является в них государственным. До 2020 года вторым государственным был украинский, но затем его статус понизили – видимо, чтобы показать Киеву политический кукиш. Но во что бы там ни игрались политики, для простых жителей восточного Донбасса нынешнее языковое законодательство Украины, фактически запрещающее использование русского, выглядит просто абсурдным и чудовищным. И не нужно забывать, что именно вопрос языка был в центре политических лозунгов событий весны 2014 года.

В Украине давно заблокированы очень многие российские СМИ и информационные ресурсы. Трудно сказать, будут ли они вновь «реабилитированы» после завершения Минского процесса, но если их потом попытаются заблокировать и в Донецке, то это однозначно не вызовет одобрения у его жителей.

Еще более острым является вопрос коммунальных тарифов – ведь это затронет абсолютно каждого жителя восточного Донбасса, независимо от его родного языка и личных убеждений. Сегодня стоимость электроэнергии в «ДНР» в три раза, отопления – в пять раз, а газа – в семь раз ниже, чем в Украине! Причины такой огромной разницы в тарифах – это отдельная тема. Но совершенно очевидно, что переход на украинские тарифы станет для населения не только моральным шоком, но и поставит многих на грань выживания.

Всё вышеперечисленное (да, пожалуй, и многое другое) просто невозможно реинтегрировать в Украину, даже попытка компромисса будет болезненной для одних и неприемлемой для других. Но это далеко не все проблемы будущего воссоединения: значительные трудности, например, возникнут в здравоохранении (последствия реформы Супрун). Весьма неприятным сюрпризом для пожилых людей Донбасса станет существенная разница в пенсионных системах (по возрасту и стажу). А ещё есть полмиллиона жителей «ЛДНР», получивших российские паспорта. Пока что в Киеве не знают – как поступить в их отношении, но в будущем это тоже может стать еще одной проблемой.

И если теперь вспомнить, сколько лет члены Контактной группы тщетно пытаются согласовать достаточно элементарный вопрос о проведении выборов на «неподконтрольной территории», то нетрудно догадаться, что обсуждение перечисленных вопросов такими темпами может продолжаться до скончания века.

Вот только сегодня никто не хочет их даже поднимать…

Admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Харьковчанка, которая нецензурно высказывалась о Дне вышиванки, уже извиняется!

Сб Май 22 , 2021
В последние семь лет Украина и «ЛДНР» стремительно менялись в противоположных направлениях. Это сильно затруднит их будущее воссоединение Затянувшийся до неприличия Минский процесс однажды может выйти из тупика и достичь своей главной цели. Однако выполнение его пунктов о выборах, создании новых органов власти и структур, передаче участка границы является только […]